Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Старый дом

Однажды ночью мне приснился наш старый дом в России. Убитая временем кирпичная двухэтажка стояла посреди голого поля. Оно не было покрыто зелёным ковром шелестящей травы с жёлтыми кругляшами одуванчиков, дом утопал в жидкой грязи. Такого огромного болота я в жизни ещё не видел. Так вот, автобус остановился на самом краю этого месива и высадил двух своих единственных пассажиров, меня и моего друга. Мы без багажа, чему я во сне несказанно удивился, ясно осознавая, что мой друг никогда раньше не был в России. Прошли мы к дому через грязь, неуклюже подтягивая штанины, чтобы те не испачкались. Я открыл дверь квартиры, а внутри... Просторная комната залита ярким солнечным светом и сияет чистотой. Мебели нет, только ковёр с растянувшимся в блаженной дремоте моим немецким котом...

И вот через пару дней, совпадение или нет, не знаю, пришло мне на ватсап видео от тёти из России. "Я ваш дом сняла. Точнее то, что с ним сталось", - комментирует она съёмку. Оказывается, нашу халупу расселили и приготовили под снос. Стоит она, зияя пустыми глазницами окон, заброшенная и безнадёжно одинокая. То ли умерла уже, то ли ещё на последнем издыхании. Меня аж слеза пробрала, потому что только богу известно, чего мне стоило содержать квартиру в этом доме в подобающем для жизни состоянии...

Collapse )

Безалкогольное

Как-то по весне наводил порядок на балконе и нашёл две бутылки безалкогольного варштайнера. Осталось с последнего прошлогоднего ещё гриля. Знаете, такие милые посиделки на табуреточке рядом с электромангалом, когда ты неспешно переворачиваешь грильными щипчиками румяные братвурсты, а в руке у тебя бутылка прямо из холодильника? И жизнь прекрасна, потому что солнце щекочет глаза и никуда не надо идти... Посмотрел на срок годности, напечатанный на бутылочной этикетке. Остался месяц до истечения. Потрогал бутылку ладонью - ещё прохладная после ночи. Сбегал на кухню за открывалкой и... Где ты, прекрасная жизнь и солнце? Пиво оказалось таким же плохим на вкус, как и в прошлом году. Совсем не изменилось. Вообще. Представляю, сколько химического дерьма в этой бутылке. Но я всё же выпил до дна, потому что меня мучила жажда. Пиво провалилась легко.

Рижский бальзам

Коллега привёз из Риги бутылку бальзама. Я просил чёрный хлеб, а он припёр успокоительное. Сказал, не было времени искать хлеб по магазинам. Я напомнил, что не употребляю алкоголь. Он предложил отдать бутылку ребятам - на общак. Так и поступили. Ребята несказанно обрадовались.

Однако через десять минут бутылка исчезла. Просто взяла и растворилась в воздухе. Ребята в растерянности почёсывали затылки, ведь в воровстве никто раньше замечен не был. Сначала вспыхнули подозрения, потом посыпались обвинения. Но всё было голословно и не подтверждено доказательствами. В общем, решили забить на распри и допить оставшийся с утра у механика вискарь.

В трудах праведных пролетели два дня. 

Вижу, механик идёт по цеху, лыбится, а лицо всё покрыто красными пятнами. 

- Не ветрянка ли у тебя? - вежливо поинтересовался я. 

- Аллергия, - ответил тот недовльно, - на пойло. Кладовщик угостил.

- Что за дрянь тебя так разукрасила?

Тут к нам подошёл шеф. Неожиданно. Из-за угла. Он любит появляться из пустоты. Порой кажется, что его учителем был сам Дэвид Копперфильд... И сразу к механику - дыхание нюхать.

- Ты бухой, что-ли? - спросил полушёпотом, прищурившись как Ильич.

- Да ты что, шеф! Я на работе ни-ни!

- А то запах от тебя какой-то странный...

- Так... это... рижский бальзам!

- Ты... это... В руках себя держи.

Похлопал его по плечу и ушёл. Ведь механик у нас незаменимый человек.

А с кладовщиком долго потом никто не разговаривал. И тем более не пил.

Репортаж из эсбана

Субботнее утро в эсбане одиноко: пустая платформа станции, пустые вагоны. Кажется, здесь только я со стаканчиком американо в ещё не проснувшейся ладони и с рабочей сумкой, которая небрежно валяется рядом. Никто не любит работать в субботу, а мне нравится её располагающая к позитиву свобода. На соседнем сиденье развалился изрядно поддатый молодой человек с бутылкой пива. С гулянки возвращается домой.

Про дружбу

Мы шли в гараж. Сжатые в кулаки пальцы грели в карманах курток, а головы без шапок подставляли жестокому ветру. Торопились - подгоняла пурга. У Игорька за пазухой грелась бутылка дешёвой водки, Сашка тащил хлеб и палку варёной колбасы, мне доверили единственный апельсин. Игорёк вдруг поскользнулся и упал, но так и не высунул рук из карманов. Мы подняли его с холодной земли и поставили на ноги. Пошли тише. 

Гаражи утопали в темноте, но в некоторых из них грелись мужики - пили вдали от своих женщин. Подошли к Игориному. Сашкин, более приспособленный для глубокого расслабления, обычно оставлял в себе надолго, пока хватало сил отдыхать, а у Игорька - распили бутылку в два прихода и разбежались. Он приоткрыл металлическую дверь, боясь напустить внутрь холода, и три скрюченные морозом фигуры быстро проскользнули в образовавшуюся щель. Включили свет. Распрямить плечи в блаженстве и скинуть куртки сразу не получилось. Забрались греться в старенький «москвич».

Сашка обдал окоченевшие руки горячим дыханием и спросил:

- Может, печку включим?

- Рехнулся? - возмутился всегда рассудительный Игорёк. - Угорим к чёртовой матери!

- Дверь откроем - ветер выдует…

Collapse )

Мистер Свин

Еду со Свином в эсбане. Домой. С работы. Вымотались оба. Он пьян в дрезину, я как стекло, ибо считаю, что бухать на работе глупо, да и не пью вообще.

Не скажу, что мы друзья. Просто живём рядом, на Марсе, и стараемся держаться вместе, несмотря на полное расхождение во взглядах и характерах.

Прозвище своё он получил вполне заслуженно, но нисколько не обижается на него и даже гордится, когда его так обзывают. Хотя чем тут гордиться, не понимаю? Трезвый Свин и пьяный Свин - доктор Джекилл и мистер Хайд...

Мы молчим, потому что нам не о чем разговаривать. Свин как-то признался, что в жизни не прочитал ни одной книги. С такими людьми мне тяжело даже просто находиться рядом... Вдруг он начинает громко икать. На нас все косятся.

Не косятся только три немца-плотника, пристроившиеся возле двери, сосущие пиво из бутылок и громко гогочущие. Здоровенные детины в брюках-клёш и жилетках, с молотками на кожаных поясах. Такая у них униформа. Любят немцы в робах на людях появляться. Престижно, мол. Свин по сравнению с ними, как муравей со слонами.

Вдруг он подрывается с места и несётся к ним. Я закрываю лицо ладонью. Знаю, что сейчас будет...

- Мужики, пивом угостите! - говорит он по-русски, плавно покачиваясь.

Плотники бросают на него презрительные взгляды и начинают гоготать с удвоенной силой. Пива, конечно же, ему никто не даёт. Свин скидывает со спины рюкзак и лезет в него.

- Ну и хрен с вами! У меня своё есть!

Collapse )

Секта

Я не пью уже много лет. Совсем. И безмерно этому рад, потому что в какой-то момент алкоголь стал для меня проблемой. Мало того, я едва не лишился жизни из-за этого дерьма...

Жена называет всех трезвенников сектантами. Так и говорит: никогда не вступлю в вашу секту. Хотя я никого туда не зову и не навязываю трезвость, которую многие считают серой и унылой.

На самом деле серой и унылой была жизнь, размытая ежедневными дозами алкоголя, только казавшаяся яркой и звонкой. Тень настоящей.

Первое время без выпивки было очень тяжело. Когда вдруг оказываешься от чего-то, что питало твой дух, думаешь только об этом. Не переставая. Эти мысли сводили с ума.

Потом улеглось. Но не прошло совсем. Думаете, мне сейчас не хочется выпить? Ещё как хочется! То и дело в голове появляются мысли о холодном пиве, или о бокале красного вина, или о глотке виски. Но я говорю себе: не сегодня. Эта борьба, знаю, будет длиться вечно...

Динамо

Попивая зелёный чай, вспоминаю с улыбкой...

Был томный южный вечер. Лето нестерпимо жарило днём, а после заката немного угомонилось. Мы с Игорем шли снимать девок.

Это я сейчас понимаю, что сняли тогда не мы... Молодые ловеласы, слегка подогретые алкоголем, отправились на охоту.

- Они прикольные такие! - стрекотал без умолку мой друг. - Как сестрички. Согласны на всё. Напоим их, на баяне сыграю и всё, они наши.

Пакеты в наших руках трещали от пивных бутылок, а в один из них мы умудрились запихнуть алюминиевую кастрюлю с варёными раками, которых приготовили накануне. Да, да, горячие южные девушки очень падки на этот деликатес.

Мы шли в последнее пристанище одиноких холостяков, любящих посидеть душевно. В гараж. Надо заметить, там не было автомобиля. И мотоцикла тоже. Их место занимали настоящий диван, душевая кабинка, холодильник и тумбочка с телевизором. 

Девушки ждали нас на перекрёстке. По пути. В строго оговорённое время. Ни на секунду не опоздали, красавицы. Боялись, наверное, опоздать.

И где они только нашлись... Одна была милашкой с невинным личиком, но хромая. Вторая - с телом Анны Семенович, но страшная как атомная война. Подружки.

Я замялся было при знакомстве, однако Игорь вовремя удержал меня от бегства с поля боя...

Collapse )

Правила виноделов

Я из семьи виноделов. У нас династия эдаких Шато Божоле: папа и я. Он до сих пор делает домашнее вино в десятилитровых баллонах с голосующими резиновыми перчатками. Расставит по квартире около десяти штук и наблюдает за выборами. А виноград на даче выращивает. Тоже целое дело...

В профессию я пришёл лет в девять. Налил воды в пластиковую полторашку, напихал туда варенья и дрожжей. Естественно, о точных расчётах количества ингредиентов речи не шло в силу моего зелёного возраста. Посчитал, чем больше, тем лучше для дела. Спрятал чеплыжку в прикроватную тумбочку. И марлечкой накрыл, чтобы мухи не лезли. А утром...

Благоухающая фруктовой кислятиной масса расползлась по тумбочке и даже немного выбралась наружу. Благо были летние каникулы и родители работали. Свидетелей у моего косяка не оказалось. Я благополучно всё убрал и забыл о виноделии до поры до времени...

Повзрослев немного, но не поумнев ещё, начал воровать вино из отцовских баллонов. Для себя и своих друзей-алкоголиков. Отливал чуть-чуть и вместо него добавлял такое же количество воды. Вино, конечно же, портилось. Папа удивлялся и психовал. Хотел даже завязать с виноделием. Я понял, что близок к провалу. Пришлось покончить с этой практикой. 

Потом мы начали покупать спиртное в магазине. "Агдам" и "Анапу". Я выглядел очень молодо, поэтому продавщицы в синих передниках всегда отказывали мне в заветных трёх пузырях. Курам на смех. Тогда в игру вступал мой более потасканный товарищ...

Прошли года. Я всё-таки научился делать хорошее вино, но не такое великолепное, как у папы. А когда пришло время уезжать, я разлил все свои запасы по бутылкам, запечатал  их воском и спустил в погреб...

Наш разговор через несколько лет:

- Ты вино своё будешь пить?

- Моё? Я думал, ты его выдул давно.

- Не тронул ни бутылочки! Тебя ждал.

Подняли мы из погреба пыльные бутылки, вскрыли их и... Тут я понял, что наконец переплюнул папу. Моё вино оказалось выше всяких похвал. Но... Это был мой последний выход. С виноделием я закончил раз и навсегда, как и с вином вообще.


В поисках приключений

Долгая прогулка по окраинам Паттайи обещала море приятных впечатлений, но едва не закончилась печально.

Выдвинулись рано утром. Пока не взошло солнце и не наступила испепеляющая жара. Бодренько преодолели около четырёх километров от Сукхумвит до крокодиловой фермы. Шли по глухим закоулкам через промзону мимо прудов с грязной водой. Было весело и интересно глазеть по сторонам. 

Встречались нам, конечно, и злые собаки. Мы их отгоняли треском пустых пластиковых бутылок. Этому приёму научились у трэвел-блогеров с ютуба.

Запасы воды пополняли в автоматах, стоявших на улице возле домов предприимчивых тайцев. Кидаешь монетку, подставляешь пустую бутылку и готово, она наполняется кристально-чистой жидкостью.

На крокодиловой ферме немного перевели дух. Скормили свежую курицу огромному аллигатору, поиграли с потрясными слонятами и потискали жирафов. Шоу с крокодилами смотреть не стали. Уж больно издевательское здесь к ним отношение со стороны людей.

Пришло время возвращаться в отель. Решили взять такси, но... Голяк. Только автобусы с китайцами. А к ним не напросишься в попутчики. Ждать чуда тоже не вариант. Так можно никого не дождаться до вечера. Пошли пешком.

То, во что мы окунулись, ёмко вписывается в пару слов. Адово пекло. Четыре километра, которые нам нужно было преодолеть, казались бесконечными. Ноги едва шевелились, кожа полыхала огнём. И вокруг ни тенька. Удовольствия мало в такой ходьбе. Мы бы не дошли...

Collapse )